UfaToDay
Главная » Общество » «Он нас подставил». Один из напавших на топ-менеджера УМПО передал записку жене

«Он нас подставил». Один из напавших на топ-менеджера УМПО передал записку жене

Сегодня, 17 ноября, в Верховном суде Башкирии в рамках процесса по громкому делу об убийстве топ-менеджера УМПО Юрия Яшина, совершенном в июле 2018 года, были допрошены новые свидетели защиты.

Показания дали управляющий директор ПАО ОДК-УМПО Евгений Семивеличенко, жена Руслана Мингазова (одного из трех парней, входивших в преступную группу, напавшую на Яшина), бывшая подруга главаря шайки грабителей Федора Токарева, а также два сотрудника УМПО и монтажник, проверявший системы видеонаблюдения в доме Яшина.

Напомним, об этом резонансном преступлении мы подробно писали ранее. Суд по данному делу проходит с участием присяжных заседателей. Поскольку судья запретил делать фотографии, происходящее в суде для Mkset иллюстрирует уфимская художница Наталья Якунина.

«Мы потеряли боевого товарища»

Управляющий директор ПАО ОДК-УМПО Евгений Семивеличенко рассказал, что 17 лет знает Евстафьева, почти столько же — Николая Ахмаметьева (бывшего подчиненного Евстафьева, дочь которого сожительствовала с Федором Токаревым — ред.) и чуть меньше Юрия Яшина, убитого преступниками.

О Евстафьеве и Яшине Евгений Семивеличенко высказался с уважением. По его словам, коммерческое подразделение под руководством Евстафьева выполняло огромный объем работы, и Яшин был его правой рукой. Было заметно, что руководитель УМПО принимает всю эту историю очень близко к сердцу.

Он подробно вспомнил обстоятельства появления «подмётного письма» осенью 2017 года, написанного якобы от имени Яшина с обвинениями в адрес Евстафьева. Ему показал это письмо сам же Евстафьев.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

Лично у меня сразу отпали сомнения в том, что это подделка. Я однозначно пришел к выводу, что письмо написал тот, кто не причастен к нашему предприятию, потому что в тексте не было ни одного конкретного факта каких-либо нарушений. Даже если на секунду предположить, что автором письма был Яшин, оно все равно содержало бы гораздо больше конкретики, а не расплывчатые подозрения, подчеркнул свидетель.

Тем не менее в соответствии со служебным регламентом Семивеличенко поручил своему заместителю по вопросам безопасности Олегу Овчинникову выяснить, кто может быть автором кляузы. Его установить, к сожалению, не удалось, но в региональном управлении ФСБ подтвердили: такая жалоба туда не поступала.

Помню, что Яшин спросил тогда: «Мне увольняться?», а я ответил «Ни в коем случае!». Для меня вопрос был исчерпан. Насколько я мог заметить, отношения между Евстафьевым и Яшиным после этой истории не изменились. Такие жалобы приходят, как минимум, раз в год, их пишут обиженные на что-то люди, проигравшие участники тендеров либо просто психически нестабильные люди, отметил Евгений Семивеличенко.

Он припомнил также, как весной 2018 года новый управляющий директор самарского ПАО «Кузнецов» (тоже, как и УМПО, входит в состав Объединенной двигателестроительной корпорации — ОДК) Сергей Павлинич (бывший сотрудник УМПО) просил помочь ему с решением кадрового вопроса и отпустить Юрия Яшина к нему на завод коммерческим директором. Однако Яшин отказался, пояснив, что не хочет уходить с УМПО и уезжать из Уфы за несколько лет до пенсии.

Если бы возникла острая производственная необходимость, то по решению руководства он, конечно, поехал бы туда, но мы не стали настаивать. Да и Евстафьев не хотел его отпускать, потому что нуждался, а надежном помощнике. Объемы работ тогда у их управления выросли. Мы решили не ослаблять коммерческую службу, уточнил Евгений Семивеличенко.

В день исчезновения Яшина, 20 июля, Евгений Александрович был в отпуске. Ему, конечно же, сообщили о случившемся. Сначала руководитель УМПО подумал, что Яшин мог заболеть (приступ язвы, давление, потеря сознания — да мало ли что!). Потом, когда стало известно о луже крови в паркинге рядом с машиной Яшина, стало понятно: всё гораздо серьезнее. 21 июля директору УМПО сообщили страшную новость о смерти заместителя коммерческого директора.

Я еще неделю был в отпуске, однако срочно приехал на работу 24 июля. Переговорил со всеми, кто так или иначе был причастен к этой истории, всех выслушал — Евстафьева, Овчинникова, Ахмаметьева. Когда задержали Сергея Васильевича, первоначально по иерархии его обязанности были возложены на Ахмаметьева. Но как только выяснилось, что к убийству Яшина имеет отношение его зять, Ахмаметьева, конечно, отстранили от выполнения обязанностей коммерческого директора, рассказал Евгений Семивеличенко.

По его словам, во время разговора с Ахмаметьевым тот однозначно заявил, что Евстафьев и Токарев никогда не встречались и не пересекались. Он предположил, что мог упомянуть их фамилии, когда встречался с Токаревым на даче или ходил вместе с ним в баню. По словам свидетеля, Ахмаметьев тогда корил свою дочь Ольгу за то, что связалась с Токаревым, который теперь так его подставил. Он также признался, что заявление на Евстафьева, которое осенью якобы поступило в ФСБ за подписью Яшина, ему принес Токарев, не поверить которому не смогли, ведь вся семья считала его сотрудником ФСБ.

— Ахмаметьев ещё рассказал, как ему говорили во время следствия «Либо дочка по этапу пойдет, либо Евстафьев», — начал пересказывать детали своей беседы с Ахмаметьевым свидетель, однако судья его тут же остановил, напомнив, что ход следствия при присяжных обсуждать нельзя.

После случившегося руководство УМПО решило отправить Ахмаметьева в отпуск. Обязанности коммерческого директора Евгений Семивеличенко взял на себя, и уже третий год так и работает.

— Я хотел бы еще сказать, что мы в коллективе сильно переживаем за всю эту ситуацию. Мы потеряли боевого товарища, — в конце допроса заявил руководитель УМПО, но судья вновь остановил его и попросил воздержаться от эмоциональных высказываний, чтобы не мешать присяжным принять объективное решение.

«У меня большие неприятности, береги дочь»

Следующей в суде выступила 48-летняя маленькая и хрупкая женщина Елена С., рассказавшая о своих взаимоотношениях с Федором Токаревым. Они познакомились 14 лет назад, когда Токарев работал с бывшим мужем Елены, занимался ремонтом квартир. Случился короткий роман, продлившийся около месяца. Потом, за все 14 лет, виделись всего раза три вплоть до начала 2018 года.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

Тогда Елене в вацап написал незнакомец, представившийся Артёмом из Питера, а также сотрудником ФСБ.

В процессе разговора по манере общения я догадалась, что это Токарев. Он сказал, что занимается строительством и ремонтом. Договорились встретиться. Он приехал на белой спортивной машине. Мы катались по городу, он рассказал, что был женат, развелся, есть дети. Потом мы виделись еще в мае или июне 2018 года, он уже был на черной BMW. Я тогда спросила, почему он не приглашает меня домой, а он то говорил, что далеко живет, то придумывал другие отговорки, пояснила свидетельница.

Сегодня в суде прозвучали показания еще двух женщин, они касались других подсудимых, о которых раньше говорили меньше, чем о Евстафьеве и Токареве. Свидетельницы рассказали про Руслана Мингазова, Эрика Талипова и Альмира Хасанова — трех молодых парней, которых Токарев взял с собой «на дело».

24-летняя Карина Закирова — жена Руслана Мингазова, мать его четырехлетней дочки. Худенькая светловолосая девушка с большими глазами, из которых вот-вот готовы пролиться слезы, рассказала, что в конце апреля 2018 года у них с мужем произошел разлад. Мать Карины нашла для Руслана, долго сидевшего без работы, хорошее место в компании, выпускающей нефтепромысловое оборудование. Однако он вдруг отказался от этого места, заявив, что хочет с друзьями открыть автохимчистку. Начальный капитал парни рассчитывали получить от своего состоятельного нового знакомого — Федора Токарева.

Я пыталась переубедить его, говорила, что это бредовая затея. В городе и так много химчисток, для успешной работы нужна клиентская база, средства на оборудование, на аренду и т. д. Да и этот Федор показался мне странным человеком. Я говорила Руслану, что он их «кинет» либо потребует что-то взамен. Однако он меня не слушал. Тогда я психанула и ушла жить к родителям, а Руслан переехал к своей бабушке, рассказала Карина Закирова.

По словам молодой женщины, снова общаться они с мужем начали примерно через месяц, гуляли с дочкой.

18 июля 2018 года был день рождения матери Карины, отмечать его планировалось в выходные у родственников в деревне. Руслан пообещал, что подъедет позднее, после того, как сделает все свои дела. Попутно он занял у Карины две тысячи рублей.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

В воскресенье, 22 июля, Карина с мамой и дочкой вернулись в Уфу, она созвонилась с мужем и сразу заметила, что у него изменился голос — стал растерянным и даже испуганным.

Я поняла: случилось что-то серьезное. Руслан сказал мне по телефону: «Прости, у меня большие неприятности. Он нас всех подставил. Береги дочь» и бросил трубку. Я очень переживала, поехала его искать, но не нашла. А 24 июля уже позвонили из полиции и сообщили, что Руслан задержан и подозревается в убийстве, взволнованно делилась воспоминаниями свидетельница.

Позднее адвокат передал ей записку от мужа из следственного изолятора, её содержание Карина заучила наизусть: «Прости, он нас всех обманул, хотели ограбить, но он его убил». Она пообещала через адвоката передать записку, чтобы её приобщили к материалам уголовного дела.

В прошлом году у Карины Закировой произошла интересная встреча в автобусе со старым знакомым по имени Максим, который рассказал, что весной 2018 года Руслан обращался к нему с предложением помочь «вскрыть» квартиру. Но молодой человек отказался.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

Суд попросил найти его координаты, чтобы вызвать в качестве свидетеля. Карина обещала помочь это сделать.

По окончании заседания в разговоре с корреспондентом Mkset она, стесняясь, призналась, что вынуждена была взять кредит, чтобы оплатить услуги адвоката для защиты мужа.

В суде прозвучали показания и еще одной молодой женщины. Елена Сухарева не смогла явиться лично, поскольку недавно родила и находится дома с малышом. Её показания зачитали адвокаты.

Елена Сухарева — жена двоюродного брата подсудимого Эрика Талипова — одноклассника Руслана Мингазова и еще одного подельника Токарева. Она сообщила, что 20 июля 2018 года (в день нападения на Юрия Яшина) под вечер на балконе в их квартире собирались несколько раз Эрик, Руслан Мингазов и другие парни. Приезжал также мужчина по имени Федор на черной «Тойоте». Они долго о чем-то говорили. Потом Федор уехал, а Эрик и Руслан остались переночевать. Муж Елены сказал ей на следующий день, что очень переживает за брата. По его словам, ребята совершили нечто такое, за что их посадят на 10 лет либо убьют.

Женщина также припомнила, как чуть ранее Эрик звал её мужа «на дело», говорил, что «есть тема заработать», но тот отказался.

23 июля муж Елены сам поехал за ребятами в Нижегородку (микрорайон в Уфе) и привез их к себе примерно в полночь. Опять долго сидели на балконе, о чем-то говорили. А 24 июля ребят задержала полиция, дома у Елены прошел обыск. Полиция изъяла пневматический пистолет и старый госномер от автомобиля мужа, который тот давно продал.

Суд начал поиск пропавших вещдоков

В суде прозвучали еще два очных выступления свидетелей, а также с согласия судьи были зачитаны показания трех человек, находящихся сейчас в других регионах.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

Александр Сергеев долгое время являлся личным водителем Сергея Евстафьева, 15 лет ездил с ним в служебной машине. По его словам, 20 июля 2018 года в шесть часов вечера Сергей Васильевич сел в машину вместе с Николаем Ахмаметьевым и попросил отвезти их к дому Юрия Яшина.

Евстафьев зашел в дом, а Ахмаметьев остался на улице, разговаривал с водителями, стоявшими в кучке, а чуть погодя уехал самостоятельно на дачу. Сергей Васильевич через пару часов вышел из дома Яшина и попросил водителя отвезти его в следственный комитет, где тоже пробыл около двух часов.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

Адвокаты уточнили у водителя, был ли Сергей Евстафьев пьян, памятуя о показаниях вдовы Юрия Яшина и других его родственников, утверждавших, что от Евстафьева пахло спиртным.

Александр Сергеев, услышав такой вопрос, крайне удивился: «В каком смысле? Ведь был рабочий день!».

По его словам, в воскресенье вновь позвонил Евстафьев и попросил приехать за ним и отвезти их с женой к дому Юрия Яшина.

Они пробыли там около двух часов. Когда вышли, Ирина Георгиевна (жена Евстафьева — ред.) была вся в слезах. Из их разговора я узнал, что Юрия Геннадьевича убили. Потом я отвез их домой, рассказал Александр Сергеев.

Адвокаты Евстафьева попросили водителя особенно подробно описать порядок его работы — как забирал Евстафьева из дома и с работы. Свидетель ответил, что всегда старался подъезжать за 15 минут до момента выхода начальника. За все 15 лет он ни разу не уходил на больничный, а в отпуск — только одновременно со своим постоянным пассажиром, так что может ручаться за каждый день, проведенный рядом с ним. Водитель уточнил, что не было такого, чтобы Евстафьев долго стоял на крыльце офисного здания УМПО и о чем-то с кем-то говорил (это пояснение касается показаний Николая Ахмаметьева о том, что он видел однажды, как Сергей Евстафьев в конце рабочего дня вышел с работы и о чем-то разговаривал с Федором Токаревым).

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

Показания еще одного представителя УМПО не добавили новых существенных деталей к тому, что уже ранее звучало в суде.

Сотрудник компании, обслуживающей видеообрудование, Кирилл Ишимбаев рассказал, что в июле 2018 года приезжал в дом № 46 по улице Карла Маркса в Уфе. В тот момент, по его словам, там некорректно работал видеорегистратор, на который поступало и должно было фиксироваться изображение с камер наблюдения. Монтажник сообщил об этом старшему по дому, но тот, судя по всему, не спешил с ремонтом. Конкретно 20 июля, по словам свидетеля, большинство из 16 камер в доме не работали. При этом он не исключил возможности, что работа видеорегистратора могла быть нарушена кем-то дистанционно при наличии пароля и необходимых умений.

Пришлось отказаться от очного допроса трех свидетелей из-за их отсутствия в Уфе. Речь идет об оперуполномоченном полиции и двух следователях, которые в июле 2018 года входили в следственную группу по делу сначала об исчезновении, а потом об убийстве Яшина.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

Все трое сообщили, что во время обыска в рабочем кабинете Юрия Яшина на УМПО были изъяты металлический сейф, различные документы, а также сервер с поста охраны, на котором хранились записи с камер видеонаблюдения. Все эти вещдоки были доставлены сначала в отдел полиции по Октябрьскому району Уфы. Через пару недель представители следкома забрали бумаги и сейф, но оставили системный блок с сервером. Тот находился в райотделе еще почти полгода, прежде чем его перевезли в Советский райотдел полиции, а потом через несколько месяцев все-таки забрали в следком.

Судьба сейфа и документов, изъятых из кабинета Юрия Яшина, пока неизвестны. По словам адвокатов, протокол об их изъятии из материалов дела пропал, как и сами вещдоки.

После оглашения этих показаний адвокат Айрат Хикматуллин выступил с ходатайством направить в следственные органы запрос с просьбой предоставить в распоряжение суда сейф и документы из кабинета Яшина, а также протокол об их изъятии, наличие которого подтвердили свидетели в погонах.

Гособвинитель Мария Карачурина и другие участники процесса не высказали возражений, и судья Ильгиз Ахметдинов удовлетворил ходатайство стороны защиты.

В конце дня судья объявил, что судебные заседания, запланированные на 18 и 19 ноября, отменяются, поскольку возникли проблемы с вызовом свидетелей. Поэтому следующее заседание теперь состоится только через неделю — 24 ноября.

Материалы по теме:

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter


Источник

    Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.