UfaToDay
Главная » Экономика » Двойное дно: почему Башкирии не грозит отказ от полиэтиленовой упаковки

Двойное дно: почему Башкирии не грозит отказ от полиэтиленовой упаковки

Товар, как и человека, встречают по одёжке. Почти всегда упаковка — первое, что мы видим в магазине. Сегодня без защитных оболочек не собрать ни одну потребительскую корзину. Что скрывают производители коробок и банок? Можно ли упаковать этот бизнес прибыльно? Отчего почти прекратился сбор стеклотары? Почему, в отличие от Европы, России не грозит в ближайшие годы отказ от экологически вредных полиэтиленовых мешков?

Секреты пакетов

Рынок упаковочных материалов России экспертами оценивается в 1 триллион 200 миллиардов рублей. 38% этого объёма приходится на пластиковую упаковку. Чуть меньше — на упаковку из дерева и его производных: бумаги и картона. На третьем месте — стекло — с долей 12%. Каждый десятый товар в России продаётся в металлической таре. На остальные виды упаковки приходится всего четыре процента. Число игроков на российском рынке подсчитать сложно. По сути, здесь представлена продукция четырёх отраслей. Только производителей бумажных коробок и пакетов — несколько сотен.

В то же время индустрия упаковки, на самом деле, вовсе не так мощно развита, как может показаться рядовому потребителю, который ежеминутно сталкивается с фантиками, коробками, пакетами и прочими упаковочными материалами. Но если присмотреться к информации на них, не сложно заметить, что на упаковках повторяются логотипы одних и тех же производителей. Как показало наше исследование, такое положение дел связано с тем, что рынок упаковки весьма зависит от целого ряда факторов, «переварить» которые в состоянии только крупное производство с отлаженными бизнес-связями.

— Всё это, что мы приобретаем, редко бывает условно говоря в россыпном виде. Оно всё в чём-то упаковано: в картон, в пластмассу, пластиковую упаковку. Сейчас, конечно, есть более экономные схемы по упаковке продуктов и вообще всего, что продаётся на розничном рынке. Естественно, что и количество потребляемой бумаги, картона и так далее становится меньше, — говорит президент Торгово-промышленной палаты России Сергей Катырин.

В Башкирии самым солидным игроком на рынке упаковки считается компания «Контрольный пакет», производящая гибкую полимерную упаковку, остальные производители упаковки с объемами этой компании не сопоставимы. В этом нет ничего странного, поскольку «Контрольный пакет» работает уже почти 15 лет, набрав за это время связи и портфель заказов по всей стране — от Новосибирска до Республики Крым, и даже за рубежом. При этом, как оказалось, и такое, казалось бы, большое и устойчивое производство вынуждено постоянно противостоять множеству проблем, подстерегающих в бурлящем море российского бизнеса.

Вопрос о сырье является ключевым для любого производства, и в том числе для упаковки. И сильно ошибаются те, кто считает, что производители упаковки должны в этом вопросе не испытывать затруднений. Досужие вымыслы о том, что упаковку можно производить из вторсырья не имеют ничего общего с реальностью. Об этом «позаботились» законодатели.

— Мы работаем, в первую очередь, на чистом сырье, которое давно закупаем у конкретного производителя — завода «Уфаоргсинтез», наш производственный блок включает в себя все необходимое оборудование для производства упаковки: экструзионные и соэкструзионные линии, восьмицветные и десятицветные флексопечатные машины, ламинаторы, бобинорезки, пакетоформирующие машины, — рассказал генеральный директор ООО «Контрольный пакет» Андрей Щербацкий. — Доля вторичного сырья в производстве тоже немного есть, это в основном технологические отходы производства, которые мы перерабатываем, часть используем сами, часть продаем другим фирмам, которые используют их при производстве полимерных труб и т. д. Дело в том, что в соответствии с законодательством запрещено использование вторичного сырья при производстве упаковки для продуктов питания, которая непосредственно соприкасается с пищей, даже после тепловой обработки, стерилизации и т. д. Её можно использовать только при производстве так называемой групповой упаковки либо упаковки, которая не имеет прямого контакта с продуктами.

Между тем, в интернете можно найти информацию о производителях, которые не гнушаются применением «вторички» при производстве упаковки для продуктов питания. Но доказать такие факты крайне сложно, для этого нужна дорогостоящая экспертиза или крутое детективное расследование со скрытой съемкой и т. д.

В Уфе есть другие производители упаковки — например, компания «UFAPAK», производящая, в том числе, мешки для мусора. При таком производстве применение «вторички» вполне законно.

Цены на сырье весьма зависят от уровня экспортных цен, поскольку монополисты 90% объемов своей продукции продают на экспорт. При этом цена на их продукцию на внутреннем рынке обычно дороже, чем на экспорт.

— Нам такая нестабильность не позволяет спрогнозировать четкие планы. Приходится постоянно быть готовым к новым «сюрпризам». Обычно мы подписываем с заказчиком полугодовой или годовой контракт с фиксированной ценой, особенно по итогам тендера. Так что в случае скачка цен на сырье я окажусь в невыгодном положении, и это будет чисто моя проблема, которую мне придется решать самостоятельно, — говорит Андрей Щербацкий.

Бутылка — друг человека

Законодательное ограничение использования вторичного сырья при произвостве упаковки для продуктов питания давно вызывает много вопросов, как у экологов, так и у простых граждан. Почему при Советском Союзе было не зазорно сдавать бутылки, в которые потом по второму и третьему разу фасовались пиво и напиток «Байкал», или ту же макулатуру, а теперь, в условиях рыночной экономики, вдруг выяснилось, что это неправильно, неграмотно, негигиенично?

Экологи уверены, что принятие данного закона пролоббировали производители упаковки и сырья для нее. Общественники активно выступают против полиэтиленовых пакетов и за рост применения стеклобоя при производстве стеклотары

— Стекло — это самый инертный и безопасный материал для производства тары, контактирующей с пищевыми продуктами, косметикой, лекарствами. В отличии от пластика стекло можно переработать и использовать вторично бесконечное количество раз. Стеклянная тара и стеклобой являются полностью перерабатываемыми материалами, вторичная переработка стекла является безотходной, — настаивают экологи.

Почему важна организация раздельного сбора стекла и его вторичное использование/переработка? Да потому что стекло не подвергается биологическому разложению, разбитое стекло, попавшее в окружающую среду, представляет угрозу и для животных, и для растений. Поовторное использование стеклотары позволяет экономить тонны известняка, соды, песка. Ведь на производство 1 тонны бутылок расходуется около 1,2 тонны природного сырья, в том числе 0,59 тонны кварцевого песка, 0,172 тонны известняка 0,186 тонны соды и 0,072 тонны полевого шпата. Энергии, которая уходит на создание одной бутылки, хватает на семичасовую работу компьютера или на сутки включения энергосберегающей лампы. При всем этом с 2012 года вторичное использование стеклотары для алкогольной продукции и детского питания законодательно запрещено.

Инициатором этого изменения в законодательстве стал представитель стеклотарного завода «Русджам-Кубань», заявив, что основная цель данного запрета — укрепление здоровья нации. Но экологи подозревают производителей стекла в совершенно иной мотивации. Весь мир умеет качественно мыть и вновь использовать стеклянную упаковку, существует целая бутылкомоечная промышленность, которая представлена различными машинами, повсеместно использующимися на различных заводах. Эта отрасль достаточно хорошо развита и отвечает всем необходимым требованиям безопасности.

Процессы обработки новой и уже использованной бутылки почти идентичны — обе они проходит целый цикл мойки и дезинфекции в специальной машине. Первичная бутылка отмывается от продуктов производства стекла, а вторичная — от остатков напитка и мусора. Правда, вторичная бутылка проходит и дополнительные стадии контроля качества, но это не дает критичного удорожания. Таким образом получается, что разницы в обработка первичной, новой, стеклотары и вторичной почти нет.

Интересно, что часть стекольщиков, на самом деле, не против отмены закона о запрете повторного использования стеклотары для алкогольной и детской продукции. Поддерживают они и применение стеклобоя в производстве.

— Мы способны делать бутылку из 92% старого стекла. Но сегодня поступает на стекольные заводы только от 7 до 12% старого стекла. Всё остальное уходит на свалки, — говорит генеральный директор компании «Сибирское стекло» Павел Бобошик. — Если доля стеклобоя 90-92%, то в стекловаренной печи нужна температура 1380 градусов, если доля стеклобоя только 30%, то в печи — температура 1565 градусов. Это приводит к сокращению жизни печей на 60-70% и связано с более высокими инвестициями, с более высокой ценой на стеклотару.

Но в компании «Русджам», которая является «дочкой» турецкой корпорации стекольной промышленности «Анадолу-джам», похоже, придерживаются иной точки зрения. В Уфе с 2005 года также работает подразделение корпорации. На нем выпускаются бутылки белого, коричневого, зеленого, голубого и синего цветов. На сегодняшний момент завод уже является самым крупным по объемам выпускаемой продукции (более 1,2 млрд. бутылок в год) среди российских заводов. Основные потребители продукции — компании «Эфес», «Балтика», «Амстар» и «Хайникен».

Не так давно на уфимском заводе «Русджам» побывала делегация правительства Башкирии. В беседе между представителями правительства и директором уфимского филиала «Русджам» Билалом Давудоглу обсуждались вопросы улучшения поставки сырья для производства стеклотары (извести, песка) с предприятий на территории Башкирии, а не из сопредельных или дальних регионов России. Вопросы о сборе стеклотары, судя по всему, особо не затрагивались. По крайней мере, в официальном пресс-релизе об этом нет ни слова.

Пакет пакету рознь

С полиэтиленовыми пакетами сложилась ситуация с точностью до наоборот.

— Сегодня тут и там предлагают запретить полиэтиленовые пакеты. Но ведь нужно действовать по принципу: если запрещаешь — предлагай. Чем можно заменить полиэтиленовые пакеты? Бумажными? Но их производство вряд ли можно будет основать на сборе макулатуры. Значит, потребуется рубить деревья. Это тоже не выход, — говорит Андрей Щербацкий.

Он вспоминает, как будучи в Европе, где уже практически отказались от использования полиэтиленовых пакетов, общался с коллегами по цеху. Те сетовали, что закупают бумагу для производства упаковки на год вперед.

— Я предположил тогда (правда, не вслух), что они покупают бумагу явно не в свои государствах, где общественность радеет о сохранении лесов, а где-то в других странах, а, возможно, и в России с ее бескрайними природными ресурсами, — вспомнил наш собеседник.

Есть еще один вариант решения проблемы вездесущих полиэтиленовых мешков — отдать предпочтение биоразлагаемым полимерным пакетам, которые разлагаются в почве за полгода. Движение в этом направлении как будто уже началось.

— Мы сотрудничаем с российскими поставщиками, качество устраивает. Сейчас все производители мороженого в соответствии с трендами выбирают биологически разлагаемую упаковку, это когда степень распада при доступе кислорода составляет не менее 90% от уровня распада целлюлозы. Мы не исключение. Стремимся к минимизации расходов плёнки и использованию биоразлагаемой упаковки., — рассказала представитель компании «Башкирское мороженое» Ольга Деобальд.

— У нас есть установка для их производства. Его принцип, кстати, почти не отличается от изготовления обычных пакетов, просто нужна довольно дорогостоящая добавка, за счет которой стоимость пакета сразу, как минимум, удвоится, а то и утроится. Далеко не все производители продуктов питания пока готовы приобретать его и жертвовать своей прибылью в пользу экологии, если только данный вариант не будет пролоббирован на государственном уровне. Но в России такое как-то слабо представляется, такой закон ни за что не пропустят промышленники, которые умеют считать прибыль и не захотят ее терять, — рассуждает Андрей Щербацкий.

По его мнению, реальный выход тут может быть один: отладить процесс раздельного сбора мусора и переработки полиэтиленовых пакетов, минимизировав их попадание в почву, реки и т. д.

— Я был в январе на выставке и убедился, что специалисты активно ищут пути решения данного вопроса. Но самое трудное тут, пожалуй, — привить нашим гражданам культуру раздельного сбора мусора, — считает Андрей Алексеевич.

— Для этого должны быть предприняты действия государством. Кроме провозглашённого раздельного сбора, надо, чтобы он действительно был раздельным. Если мы наладим эту работу: и вывоз раздельный, и вывоз на переработку, то возрастёт нагрузка на отрасль. И я надеюсь, что она будет загружена, — считает также, кстати, и президент ТПП России Сергей Катырин.

Вопросы цены и качества

Известно, что по итогам 2018 года даже ряд крупнейших российских компаний, производящих упаковку, понесли весьма серьезные убытки.

— Это не очень хороший знак для рынка — если даже лидеры начинают слабеть. Отчетность за 2019 год пока еще не открыта. Интересно будет проанализировать эти данные, — отметил Андрей Щербацкий. — Мы решили пойти на более плотное сотрудничество с государством. Недавно, 30 января, на инвестчасе в правительстве, я защищал наш проект модернизации завода. Реализация проекта с объёмом инвестиций 600 млн рублей предполагает реконструкцию здания и коммуникаций, а также приобретение и монтаж нового высокотехнологичного оборудования. Однако для дальнейшей эффективной работы необходимы асфальтирование подъездной автомобильной дороги длиной около 1 км и строительство сетей водоснабжения. И вот нам обещали помочь и предоставить льготы по налогу на имущество и прибыль.

Немаловажным фактом является и себестоимость упаковки. Особенно это касается полиэтилена, который, по сути, производится из попутного газа, добываемого вместе с нефтью, и предполагает минимальные затраты. Более рентабельное производство упаковки вряд ли можно представить. Но и тут, как оказалось, есть свои подводные камни.

— На мой взгляд, рынок упаковки в последние годы перестал активно расти. А когда рынок не растет, это не добавляет радости игрокам. Его участники вынуждены закупать новое оборудование, чтобы быть конкурентоспособными. А старое оборудование, которое морально устаревает, остается без загрузки. Эти процессы усиливают конкуренцию: кто-то начинает идти в демпинг, кто-то просто старое оборудование глушит, — поделился наблюдениями Андрей Щербацкий.

— Особенно всё это ощущается на рынке упаковки для продуктов питания. Потребление продуктов в стране особо не растет, соответственно, и рынок упаковки тоже не может развиваться.

По его словам, в последние годы у партнеров, закупающих готовую упаковку, наметилась тенденция экономить на ней за счет уменьшения толщины слоя. Наверное, и потребители это заметили: если раньше были такие «непробиваемые» молочные пакеты толщиной 90 микрон, то сейчас они стали заметно тоньше — 80 (а то и 75) микрон. Таким образом из единицы сырья получается больше упаковки. Ту же тенденцию, кстати, отмечают и производители бутылок.

— До 2019 года у нас был сбалансированный рынок: производства были загружены полностью. Сегодня они загружен всего на 70 процентов. И это легко объяснимо, — констатировал тревожные факты в своем недавнем интервью и глава Торгово-промышленной палаты России Сергей Катырин. — Понятно, что при падении уровня жизни населения, при падении доходов снижается спрос населения, количество употребляемого товара. А упаковка — это всегда товар.


Источник

Двойное дно: почему Башкирии не грозит отказ от полиэтиленовой упаковки

Прокомментировать

    Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.