UfaToDay
Главная » Общество » как туристический бум убивает природные парки Башкирии

как туристический бум убивает природные парки Башкирии

Лето 2020 года запомнится жителям Башкирии если не на десятки лет, то на всю жизнь. Закрытые границы, сезон отпусков и аномальная жара, ежедневно приближающаяся к 40 градусам. Мы оказались в кипящем котле и нам ничего не остается, кроме как начать изучать уголки родной природы. Только вот она была к этому не готова. Точнее, её не подготовили.

Из-за резкого наплыва туристов наружу вылезли все недочеты в работе с особо охраняемыми природными объектами, которые копились годами. У нас на глазах загрязняются озера, а пещеры больше походят на общественный туалет. Журналист Медиакорсети попыталась разобраться, на чьей ответственности находится состояние наших природных памятников.

«Дикий туризм, точнее, туристы»

Спикер Госсобрания-Курултая республики Константин Толкачев во время своего последнего сплава по реке Ай ужаснулся от увиденного. По словам политика, перед тем как окунуться в мир чистой и нетронутой природы ему пришлось столкнуться с неухоженными стоянками, загаженными берегами рек и убитыми деревьями для костров туристов.

— Все-таки у нас дикий туризм, точнее, туристы. Природе наносится колоссальный ущерб. С каждым годом это ощущается все сильнее. Мне есть с чем сравнивать, поскольку бываю в этих местах на протяжении многих лет. Все от элементарной лени, безответственности. Пластиковые бутылки, мешки, консервные банки ведь несложно забрать с собой, а для костра ограничиться валежником. Уровень культуры, к сожалению, оставляет желать лучшего. Вряд ли уговоры помогут решить проблему. Необходимы жесткий контроль за такими «туристами» и неотвратимое наказание, — считает Константин Толкачев.

Эко-активистка из Уфы Рина Гринберг в минувшие выходные побывала на озере Аслыкуль – одном из самых популярных природных памятников в республике. Казалось бы, здесь точно должен быть уход и порядок, ведь за этим пристально наблюдает Дирекция по особо охраняемым природным территориям Республики Башкортостан. Но не тут то было.

— Там нет… да почти ничего там нет, чтобы обеспечить чистоту и безопасность, как отдыхающего, так и природы. Я знаю многих сотрудников этих парков, которые сейчас практически круглосуточно пытаются хоть как-то следить за территорией, убирая голыми руками наш мусор. Не знаю, кто из них еще не уволился и терпит этот ад. Все это абсолютно нерешаемые задачи, мешки для мусора не решат системные проблемы, если уж даже полиция отказывается приезжать туда по вызову, просто боится

, — пишет Рина Гринберг на своей странице в Facebook.

Не лучше ситуация и на Кандрыкуле. Блогер из Уфы Олеся Умерова также не смогла сдержать эмоций после посещения крупного природного парка. Состояние озера Кандрыкуль и его прилегающей территории поразило автора поста, опубликованном в социальной сети Facebook. Олеся Умерова попыталась описать, что видят туристы, приезжающие к нам, например, из соседнего Татарстана.

— Первое, что бросается в глаза — это раздолбанная грунтовая дорога, над которой столбом зависла плотная завеса пыли. На ней нет никаких знаков ограничения скорости, поэтому туристы влетают в деревню с ветерком. Вместо лежачих полицейских — убитый асфальт. За посещение парка туристы платят, но денег на ремонт дороги никогда нет. Машины стоят чуть ли не у кромки воды. Один дебил полоскал в озере свои грязные коврики, в озере, которое, между прочим, имеет статус «особо охраняемой территории».

Этот статус предполагает бережное отношение к природе. Ну, хотя бы мусор за собой убирать и не гадить где попало. Впрочем, обвинять туристов в злостном быдлячестве я бы не стала: найти контейнер для мусора — задача не из лёгких, и, как правило, они переполнены. Про туалеты вообще молчу — судя по запаху, засрано уже всё вокруг.

Отдыхающие татарстанцы, с которыми я побеседовала на берегу, не скрывают своего разочарования. Вроде заплатили за удовольствие, а качественной услуги взамен не получили, — рассказывает блогер.

«Денег нет, но вы держитесь»

«Беда в этом году с Кандрыкулем и Аслыкулем» – твердят не только отдыхающие, но и сотрудники природных парков, которые бьют тревогу. Конечно, можно бесконечно долго рассуждать об ответственности самих туристов, которые оставляют после себя мусор или моют машины в неположенных местах. Однако, как это обычно бывает, рыба гниёт с головы.

Сейчас за состоянием природных парков в Башкирии отвечает Дирекция по особо охраняемым природным территориям республики. А руководит подведомственной организацией Минэколгии Разиль Миргалеев. В его обязанности входит контролировать процесс восстановления и сохранения биологического разнообразия в экосистемах республики, стабилизировать и улучшать качество окружающей среды, поддерживать в естественном состоянии охраняемые природные объекты и многое другое.

В официальном аккаунте особо охраняемой территории озера Аслыкуль появилось обращение – крик о помощи от неравнодушных сотрудников, которые ежедневно своими силами пытаются спасти водоем.

— На сегодняшний день не принят ни один уборщик территории, сторожа, охранники. Очень большое скопление мусора убирают инспектора, методист. Отсутствуют перчатки, мешки для сбора мусора. А также нет по периметру озера контейнеров для сбора отходов. Не установлены беседки, дополнительные раздевалки и туалеты. Не скошена трава из-за отсутствия транспорта и ГСМ. Работники природного парка заправляют автомобили на свои личные деньги, выезжая на работу в соблюдении порядка, чтобы хоть как-то сохранить жизнь и безопасность людей, — пишут сотрудники природного парка.

Аналогичная ситуация происходит и в природном парке Кандрыкуль. Талгат Шарифуллин проработал в полиции почти 30 лет. Сейчас он официально на пенсии. В апреле 2020 года ему предложили возглавить структурное подразделение парка Кандрыкуль и он согласился с искренним желанием помочь родному краю. Однако реальность оказалась совсем не такой, как он представлял.

В интервью пресс-секретарю регионального отделения политической партии «Зеленые» Николаю Бажину он рассказал о реальной картине происходящего. По словам Талгата Шарифуллина, на сегодняшний день природный парк работает незаконно. Также незаконно им приходится с людей собирать деньги за въезд на территорию.

— В марте 2020 года был приказ по дирекции о закрытии природных парков на период карантина. 10 июня мне позвонил исполняющий обязанности руководителя дирекции Разиль Миргалеев и сказал, что с 12 июня мы должны начать работать, запускать людей и собирать деньги. Я спросил, будет ли письменное распоряжение, на что он ответил, что будем работать на основании устного распоряжения. При этом коронавирусная ситуация в республике остается сложной, и никто карантинные мероприятия не снимал, — возмущается Талгат Шарифуллин.

Теперь каждые выходные Кандрыкуль посещают в сутки более 2 тысяч автомобилей. В разговоре с журналистом Медиакорсети Талгат Шарифуллин признался, что в период с 26 июня по 15 июля 2020 года с туристов было собрано более 4 миллионов рублей. По словам сотрудников, деньги поступают на счет Дирекции ООПТ. В этом году штат сократили до минимума, а на все служебные записки, в которых прописаны просьбы выделить деньги на ремонт техники и облагораживание территории они получают отказ. Однако у руководителя дирекции свое мнение на этот счет.

— Мы не придумываем цены. Берем нормативы как положено. Природные парки получают субсидии, мы на бюджетные средства живем. Поэтому то, что мы немножко зарабатываем (речь идет о 4 млн рублей за три недели, — прим. редакции), идет на улучшение: на контейнеры, туалеты. Прием на работу людей тоже производится, — пояснил руководитель дирекции ООПТ Разиль Миргалеев.

После того, как сотрудники природного парка Кандрыкуль перестали молчать, первым свою должность потерял Талгат Шарифуллин. Ему предлагали уволиться и ранее, если не устраивает положение дел. Мужчина посчитал нужным бороться за свои права до конца.

— 14 июля вручили уведомление, что через три дня буду уволен. В начале оформили замечание из-за того, что контейнеры мусорные не увезли из Кандрыкуля, хотя это абсолютно не моя вина. Я считаю, что это открытое давление против меня.

Пока никакого документа об открытии природных парков нет. У нашего руководства только одно на уме – деньги. А если Кандрыкуль окажется очагом заражения, кто будет отвечать? Эта дирекция — ненужный орган. В республике 5 природных парков, а у нас нет ни бухгалтерии, ни расчётного счета. Мы даже договора не можем заключать на проведение каких-либо работ.

Не можем даже провести анализ качества воды в озере. Я им так и сказал: «Увольняйте, я в суд обращусь». Хочу отстоять свою правоту, — рассказал Медиакорсети Талгат Шарифуллин.

Председатель Госкомитета по туризму в Башкирии Салават Нафиков заявил, что о проблеме в природных парках знает и «будет помогать коллегам из Минприроды». А спустя несколько дней, на оперативном совещании в правительстве республики он внес предложение на рассмотрение главе РБ Радию Хабирову начать взимать туристический сбор за посещение наиболее популярных природных объектов. Медиакорсеть связалась с Салаватом Нафиковым, чтобы узнать, на чем основана эта инициатива.

— Это прозвучало как предложение. Суть в том, что у нас есть особо охраняемые территории, где посещения регламентируются и за это люди платят деньги. Это нормальная история.

Мы хотим аналогично сделать по другим местам. У нас огромное количество пещер, которые находятся без присмотра. Огромное количество рек. После себя там люди оставляют горы мусора, за которые кто-то должен отвечать. У сельских поселений денег нет на это. Это должна быть минимальная плата и на эти деньги должны организовываться стоянки, вывозиться мусор.

Поэтому глава поручил изучить опыт других стран, регионов и потом начинать внедрять. Мы попросили создать рабочую группу, чтобы обсудить с учеными и опытными коллегами, как это делается. Надеемся, это нам поможет упорядочить вопросы, связанные с посещением таких мест, — объяснил журналисту Медиакорсети Салават Нафиков.

Радий Хабиров в ответ на предложение подчиненного ответил, что туризм для Башкирии — большая эффективная отрасль экономики, потенциал которой еще не до конца раскрыт. При этом он добавил, что первые шаги в регионе «правильно делаем, очень здорово все идет, развиваемся».

Добавим, что по данным, озвученным в правительстве, в январе–мае 2020 года объем платных услуг в туристической сфере Башкирии составил 2,4 млрд руб. (61% к аналогичному периоду 2019 г.). В мае текущего года этот показатель составил всего 16,1 млн руб.

Природные парки – в частные руки

Смотря на реальную картину происходящего, появляется ряд риторических вопросов. Когда люди начнут быть ответственными и перестанут бросать мусор? Куда уходят туристические сборы за посещение природных парков и почему на эти немалые деньги нельзя закупить контейнеры, нанять сотрудников и сделать отдых горожан чуть комфортнее? Понятно, что решать проблему необходимо системно. Директор «Института биологии РАН» и эколог Василий Мартыненко считает, что в этой ситуации есть два варианта развития событий.

— Один из вариантов – природные парки вернут юридическим лицам. В программе экологии должны быть прописаны средства, которые будут выделены на обустройство территорий. Если они будут принадлежать юрлицам, то каждый директор будет заинтересован в развитии своего парка и каждый из них будет иметь персональную ответственность. Второй вариант – передача наших парков в федеральное ведомство. Сделать их национальными парками. Тогда они будут иметь федеральное финансирование и подчиниться Москве, — отметил Василий Мартыненко.

На вопрос, что именно сейчас делать с нашими погибающими природными парками, эксперт ответил, что прежде всего необходимо менять дирекцию особо охраняемых природных территорий. Текучка кадров и некомпетентность специалистов усугубила и без того плачевную ситуацию. Остается лишь надеяться, что правительство республики и природоохранная прокуратура обратят внимание на ситуацию, проведут соответствующие проверки и примут меры по спасению наших природных парков.

Медиакорсеть следит за развитием событий.


Источник

как туристический бум убивает природные парки Башкирии

Прокомментировать

    Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.