UfaToDay
Главная » Культура » Каждый сам за себя: почему о новой литературе Башкирии не знают даже в родном регионе

Каждый сам за себя: почему о новой литературе Башкирии не знают даже в родном регионе

В 2017 году умер Дмитрий Масленников — поэт, доцент кафедры русского языка БГПУ, руководитель и вдохновитель лито «Тысячелистник», фактически одного из двух существующих в городе (лито «Уфли» во главе с Айдаром Хусаиновым работает, по большей части, с авторами старшего возраста). Это печальное событие стало очередным поводом обратить внимание на то, что в столице региона предельно мало педагогов — или литераторов с педагогическим талантом — которые могли бы повести за собой молодых авторов, ищущих обратной связи и профессионального роста. Поэтому, как правило, все желающие заниматься литературой, в общем-то, предоставлены сами себе. За последние несколько лет угасли даже любительские поэтические чтения, проходившие в ЦСИ «Облака» и галерее «Х-МАХ» — кажется, что воцарился полный штиль.

По словам уфимского писателя Игоря Савельева, лауреата республиканских и федеральных премий, автора ряда книг, изданных «Эксмо-АСТ», в Уфе современная литературная жизнь всегда была негромкой.

— В разное время случались вспышки — например, одно время на пике была молодая уфимская поэзия. Что же касается «разгула» молодых прозаиков, то его, к сожалению, не случилось. Это объясняется биологическими законами, механизмов которых никто на самом деле не знает. В некоторой степени это связано и с тем, что у нас нет подходящих площадок для развития прозы, нет нормального издательства, впрочем, как и в большинстве регионов. «Бельские просторы» как литературный журнал делает очень много, но это не совсем удачное место для крупной прозы, скорее, это заповедник для небольших жанровых форм. Издательство «Китап» по своим эстетическим ориентирам — абсолютно советское учреждение, к тому же, оно работает, в основном, с башкирской литературой. В Союзе писателей РБ, мне кажется, не происходит почти ничего. Но подчеркну — я не специалист по башкирской литературе, а это главный профиль республиканского Союза писателей, поэтому утверждать наверняка не берусь.

Председатель Совета молодых литераторов Союза писателей России, писатель Андрей Тимофеев приводит следующую статистику: в СП РФ молодых авторов до 35 лет не более 5%, от 35 до 50 лет — около 15%. Следовательно, около 80% состава — писатели и поэты старше 50 лет.

— С одной стороны, это связано с постсоветской разрухой, с другой — с некоторой инертностью организации в нулевые. Не до молодежи было — в большей степени стоял вопрос о выживании Союза. Этот перекос ощутим, и его надо как-то исправлять, для Союза это сейчас актуальная проблема. Кроме того, сами молодые писатели нуждаются в том, чтобы кто-то ими занимался, творчески растил. Поэтому мы планируем в большей части регионов, в том числе и в Башкирии, создать региональные советы молодых литераторов, которые будут в курсе местного литературного процесса и будут аккумулировать информацию о талантливых авторах. Вообще, Союз писателей сейчас — не советская структура, которая дает деньги, предлагает публикации и отправляет в санатории. Сейчас это больше профессиональный союз, и если автор стал его частью, значит, профессиональное сообщество приняло этого писателя за своего. Кроме того, Союз строится на идее большого братства, которое совместно куда-то движется. И, вступая в него, автор становится его частью.

Стоит отметить, что прежние «места силы» — литературные журналы — постепенно утрачивают свое значение для массового чтения, из-за этого под угрозой и само их существование. Так, например, в прошлом году перестал выходить журнал «Октябрь», выходивший с 1924 года. Один из ключевых «литературных толстяков» страны — журнал «Новый мир» — сейчас находится под угрозой выселения.

— Что касается востребованности литературных журналов, то тиражи «толстяков» падают, — добавляет Андрей Тимофеев. — Когда-то тиражи «Нашего современника» достигали полумиллиона, сейчас он составляет около пяти тысяч. Тиражи «Нового мира», «Знамени» — одна-две тысячи экземпляров. Конечно, это не совсем точный охват аудитории, потому что эти журналы выкладывают свои материалы в интернет, и там их читают. При этом литературные журналы — последний оплот профессионализма. Если «толстяки» полностью исчезнут, все публикации отдадут на откуп рынка. Издательства будут печатать только тех, кого выгодно печатать, и это совершенно естественная история, поскольку крупные монополисты типа «Эксмо-АСТ» заинтересованы не в продвижении литературы, а в получении прибыли. Другое дело, что литература нуждается в институте профессиональных редакторов, а это могут дать только литературные журналы.

Отчасти собирать молодых авторов удается единственному в Башкирии литературному журналу «Бельские просторы».

— У нас сильные молодые поэты, за которых не стыдно — честно! — считает писатель, замглавного редактора журнала и председатель объединения русскоязычных писателей Союза писателей РБ Светлана Чураева. — Десятка два будет, и каждый из них — клевый. Когда мы собирали в 2015 году сборник «Уфимский полуостров: молодые поэты Уфы», решили, что он должен быть небольшой, но топовый. А в итоге получилось 30 авторов. Что касается авторов из Башкирии вообще, то Глуховцев с Байковым на слуху среди фанатов фэнтези и фантастики, они напрямую сотрудничают с российскими издательствами. Игорь Фролов — в первых рядах в военной литературе. Когда в 2015 году на фестиваль «Горящая гора» к нам приезжал Леонид Юзефович, как оказалось, чтобы познакомиться с Фроловым. Кроме того, Рустэм Вахитов успешно работает в поле публицистики. Салават Вахитов пишет для подростков, сотрудничает с питерскими издательствами.

Светлана Чураева занимается организацией литшколы «КоРифеи» (с 2014 года), в рамках которой работает с подростками со всего региона и старается создать в Уфе «концентрированную культурную среду». При этом финансирования как такового нет, вся работа основа на энтузиазме организаторов, а следовательно речь идет, максимум, лишь о нескольких десятках ребят со всей республики.

Прозаик, педагог, член Союза писателей Москвы Евгения Декина подчеркивает, что для подростков литература в принципе утратила свою ценность.

— Я работаю в школе, и могу сказать, что для школьников это пережиток прошлого. Это Пушкин, который всех достал, но которого надо прочитать, чтобы написать сочинение. Литература их интересует потому, что они хотят, например, писать сценарии для компьютерных игр или для кино. Тенденции, детали, осмысление распада Советского Союза — все это для них чуждо и скучно. Психологи считают, что из-за засилья визуальной культуры мы утрачиваем способность фантазировать, что у нас не будет больших исследователей и изобретателей, поскольку мы оперируем готовыми образами — из кино, инстаграма, игр и т. д. И поэтому неважно, какой у нас сейчас литературный процесс — нас просто никто не прочитает, если мы не сможем привить молодым интерес к чтению.

Стоит отметить, что в составе СП РБ русскоязычных писателей — едва ли пятая часть (всего их около 230 человек), а средний возраст немногим отличается от ситуации в СП России. При этом престижность этой организации в глазах молодых авторов невелика: много лет главным достоинством вступления в СП Башкирии с некоторой долей шутки называется организация похорон автора частично за счет организации. Здесь стоит добавить, что произведения членов Союза печатает госиздательство «Китап» (подобных по стране осталось всего несколько), но и очередь желающих там довольно велика. Сама же деятельность СП РБ, в большей степени, концентрируется вокруг юбилейных сборников и собраний сочинений членов Союза, а также — организации творческих встреч с этими авторами по городам, районам и селам. Учитывая, что большая часть этих авторов все еще существует в парадигме советской литературы, молодые и не очень читатели, а также нерегиональные издательства зачастую не испытывают по отношению к их творчеству энтузиазма.

— С одной стороны, Союз писателей — это такое советское наследие, — считает Светлана Чураева. — Я долгое время скептически относилась к этой организации и, даже будучи в ее рядах, видела в ней искусственную структуру — больше политическую, чем творческую. С другой стороны, это профессиональная гильдия, которая организует культурную среду и позволяет авторам встроиться в литературный процесс. Вариться в собственном соку вредно. Если автор замыкается в себе, он уподобляется гнойному прыщу, и даже при наличии одаренности выходит полная графомания. Сейчас у меня появился оптимизм в плане литературного будущего региона — после выборов нового председателя Союза писателей России. В республиканском Союзе сейчас, кстати, тоже новый, адекватный председатель, готовый работать.

Также Светлана Чураева подчеркивает, что уфимская проза так или иначе изучается в вузах. Так, например, в 2016 году Ирина Прокофьева из БГПУ защищала в Уральском федеральном университете им. Ельцина кандидатскую по уфимской художественной прозе.

— В 2015 году «Бельские просторы» совместно с БГПУ выпустили хрестоматию «Современная уфимская художественная проза (1992 — 2012)» для изучения в вузах и школах — заметьте, региональную прозу в таком формате в принципе не издают. Комиссия сначала сказала, что это ничтожная тема и вообще нет такого понятия — «уфимская проза». Но Ира успешно доказала обратное, и комиссия устроила ей овацию. То, что уфимская литература изучается, значит, что она все же встраивается в общий литпроцесс.

Несмотря на полное отсутствие системы и очевидные потери, которые происходят на пути из герметичного региона к читателю через столичные издательства, новые имена нечасто, но появляются. В том числе — и оставаясь в рамках национальной литературы (как, например, Айгиз Баймухаметов). Так или иначе о системе, которая могла бы искать и аккумулировать литературные силы региона, пока речи не идет — и сколько еще продлится это молчание. А без нее литературные победы местных авторов будут редкой случайностью, до которой на этом же месте будет закопано немало талантов.


Источник

Каждый сам за себя: почему о новой литературе Башкирии не знают даже в родном регионе

Прокомментировать

    Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.

    /* ]]> */