UfaToDay
Главная » Экономика » Медовый спас: судьба башкирского мёда зависит от стандартов и единства пчеловодов

Медовый спас: судьба башкирского мёда зависит от стандартов и единства пчеловодов

Сегодня, 16 июля, стало известно, что Россельхознадзор возложил ответственность за массовую гибель пчел в Башкирии и прочих российских регионах страны на минэкономразвития, которое посчитал ответственным за снижение контроля за оборотом пестицидов, распыляемых неподалеку от пчеловодческих угодий. Насколько актуальна проблема гибели пчел для Башкирии, выясняла Медиакорсеть.

Масштабы трагедии не ясны

Как сообщили ранее в региональном Минсельхозе, гибель пчёл была зафиксирована как минимум в восьми районах Башкирии: Бижбулякском, Ермекеевском, Иглинском, Илишевском, Миякинском, Стерлибашевском, Стерлитамакском и Уфимском. Массовая гибель пчел наблюдается в ряде регионов России и наносит значительный материальный ущерб животноводству. Речь идет об Удмуртии, Марий Эл, Липецкой, Саратовской, Ульяновской, Курской областях и Алтайском крае. Как сообщил телеканал БСТ, первые лабораторные исследования подтвердили версию о том, что массовая гибель пчел в Башкирии наступила в результате применения инсектицидов «Лямбда-цигалотрин» и «Эсфенвалерат», которыми обрабатывают поля от вредителей.

При этом в Минсельхозе не озвучили количество погибших пчелосемей. По предварительным данным, пасечники могли лишиться 0,6% пчелосемей от общего количества. Точный ущерб должна оценить специально созданная межведомственная группа.

В СМИ можно найти информацию о том, что в хозяйствах всех форм собственности насчитывается 320 тыс. пчелиных семей, основная часть приходится на частный сектор 287,3 тыс. (88,3%). И только 2,2% пчелосемей содержатся в сельхозпредприятиях.

— Россельхозперепись школ — неточный инструмент. У пчеловодов слишком развита историческая память, сохранившаяся со времен коллективизации, когда конфисковывали ульи и пасеки. Поэтому они нередко могут утаивать истинное число своих пчелосемей, скажут, что у них 20 ульев, а на самом деле сотня, — отметил сегодня в интервью на радио «Эхо Москвы в Уфе» известный в Башкирии пчеловод, владелец компании «Башкирские пасеки» Сергей Мулюков. — А в случае гибели пчел некоторые пчеловоды, чтобы сберечь репутацию, также могут умолчать о своих проблемах в надежде, что на следующий год ситуация выправится и они снова будут на коне.

Так или иначе, но информация о гибели пчел в нескольких районах Башкирии из-за опыления сельхозкультур в период их цветения, когда пчёлы собирали нектар, в СМИ попала. Журналисты ждут продолжения, которого пока нет. И отсутствие информации заставляет подумать, что Сергей Мулюков в своих пояснениях близок к истине. Наиболее активную деятельность по защите прав пчеловодов развил ОНФ.

— Мы предполагаем, чтобы во всех случаях использовался один препарат. Вполне возможно, что был нарушен регламент внесения химиката и не учтен его класс опасности, а может, неправильно была подобрана концентрация вещества. Инцидент из-за несогласованности действий пчеловодов и аграриев в таком масштабе произошел впервые

. Поэтому региональному Минсельхозу необходимо выработать систему взаимоотношений между ними, чтобы избежать таких ситуаций впредь, — сообщил на прошлой неделе в комментарии РБК модератор тематической площадки ОНФ «Экология» в РБ Мурад Шафиков.

— Депутаты и местные власти должны помочь пострадавшим пчеловодам собрать документы и получить компенсации, чтобы в будущем году восстановить поголовье пчел, — считает Сергей Мулюков.

Что будет с урожаем меда?

Относительно перспектив медового урожая мнения пчеловодов также настроены в основном оптимистично.

— Насколько мне известно, гибель пчел носила локальный характер и на общем их количестве отразилась незначительно, погибло около 0,5% от общего числа пчел, это весьма мизерный процент. Лично меня эта проблема не коснулась. На урожае мёда это также, думаю, не отразится, — рассказал индивидуальный предприниматель, владелец торговой марки «Фазылбак» Марат Фазылов. — Что касается сложных погодных условий, то действительно вторая половина мая, часть июня и июля оказались дождливыми, и у пчеловодов на севере и северо-востоке республики были минорные настроения, был голод у пчёл. Но вот сейчас липа зацвела и вроде как ситуация выправилась.

Марат Фазлыев также сообщил, что располагает информацией от коллег по цеху из южных районов республики, что они в этом году смогли собрать мёда значительно больше уровня предыдущих годов, центральные районы также заготовить липовый мед, в данный момент «заработала» липа на севере и северо-востоке республики, так что дефицита этого продукта быть не должно. Цены на него будут на уровне прошлого года или даже ниже.

С ним отчасти согласен директор ООО «Башкирский сотовый мёд» Владимир Щеголев.

— Если по липовому мёду, то гибель пчёл здесь не отразится никак. Отравились те пчёлы, которые стояли рядом с полями, где выращивают рапс. Погодные условия по районам разные. Привес по липе в разных районах, со слов пчеловодов, составляет от нуля до 12 килограммов в день. По ценам, первый мёд всегда дорогой, разговор про цены можно вести, начиная с сентября, после массовой качки мёда. Лично я занимаюсь производством сотового мёда в мини, и полурамках. Здесь немного другая технология, хотя тоже год на год не приходится. Думаю, что в общем и целом цены на мёд если и вырастут, то не намного, — отметил Владимир Щеголев.

Поменьше оптимизма у предпринимателя Ильшата Имангулова, который держит пасеку в Краснокамском районе.

— Липовый мед будет, но его будет меньше из-за дождей, чем могло бы быть при благоприятной погоде. Насчет цен трудно сказать кратко.

Тут много игроков, в том числе много фальсификата и китайского меда, который тоже, по сути, есть фальсификат. Они дешевые. Ввозятся тоннами. Поэтому тут уж пчеловоды будут просить одну цену на настоящий мед, а несведущий потребитель может ориентироваться на фальсификат,

— отметил Ильшат Имангулов.

Все пчеловоды единодушны в том, что оценивать их деятельность по суммарному урожаю мёда все-таки не правильно и несправедливо по отношению к их титаническому труду.

— Да, пчел от химии погибло сравнительно мало, но ведь погибли целые пасеки в трех или четырех районах Башкирии. Для предпринимателей то серьезная потеря, — выразил общее мнение Ильшат Имангулов.

— Помню, как я сам лишился пасеки (восстанавливал весной 2018 года), и это было страшно. После обнаружения гибели пчел связался с десятками знакомых пчеловодов. И подавляющее большинство из них тогда, в 2017 году, столкнулись с таким же коллапсом. Не только мелкие любительские, а пасеки, с которых люди живут, в 100-300-400 пчелиных семей, вмиг оказывались просто пустыми. Тогда взрослые повидавшие виды мужчины чуть не плакали.

Пчеловоды оказались перед разбитым корытом. И никто им не помог и не поможет. Некоторые и вовсе забросили свое любимое дело: нет гарантии, что это не повториться.

Башкирский мёд и космос

Будущее бренда «Башкирский мёд» многие связывают с предстоящим конгрессом «Апимондия», который планируется провести в Башкирии в 2021 году. Однако, как отметил Сергей Мулюков, организацией форума начинали заниматься в конце правления Рустэма Хамитова, с тех пор многое поменялось, в том числе и оргкомитет форума. С осени прошлого года никаких подвижек в организации «Апимондии» в должном объеме так и не наблюдалось, хотя до нее осталось не так уж и много времени — всего-то два года.

Так что пока грядущая «Апимондия» для «Башкирского мёда» не представляет ни угрозы, ни поддержки.

Сегодня ситуация складывается так, что про башкирский мёд на фоне иных политических и экономических событий власти явно подзабыли. Не в обиду будет сказано иным пчеловодам, которые гордятся моральной победой над директором Башкирского центра пчеловодства и апитерапии Амиром Ишемгуловым, который несколько лет назад приватизировал бренд «Башкирский мёд», но при нем новости о башкирском мёде, который летел то в Китай, то в Италию, то в Австралию, то в космос, гремели постоянно.

Два года назад Ишемгулов перестал быть единственным владельцем прав на бренд, потом расстался с постом главы Всемирного Курултая башкир. Видимо, с той поры у него отпала потребность заниматься самопиаром и одновременно стало снижаться присутствие темы башкирского мёда в новостях. Теперь он возникает больше в связи со скандальными информповодами — претензиями к качеству либо гибелью пчел.

Между тем, проблема качества — это наиболее реальная угроза для бренда. Об этом говорят многие пчеловоды. Дело в том, что качество нашего мёда, который ранее равнялся на правила Таможенного союза ЕАЭС, допускавшего присутствие в нем некоторого количества антибиотиков, совершенно не соответствует международным стандартам. Как говорят специалисты, сегодня 85-90% башкирского мёда не соответствует международным стандартам. Это означает, что при таких условиях нашему мёду закрыта дорога на экспорт даже если когда-нибудь падёт «железный занавес» западных экономических санкций.

— Наша отрасль 25 лет была забыта властями. Считалось, что пчеловодством в основном занимают частники, поэтому и проблемы свои они должны решать сами, — пояснил Сергей Мулюков. — Вот только два года назад власти стали оказывать нашей отрасли поддержку.

Задач сложных у пчеловодов, по их словам, много.

— Мы, как общественники, уже целых 12 лет предлагаем, если мы позиционируем Башкирию как передовой медовый край, начнем хотя бы считать пчел, в том числе их гибель, такой практики нет ни в России, ни в Башкирии.

Пока что есть осенний и весенний подсчет, после зимовки, но эти цифры очень субъективные. Когда три года назад тоже гибли пчелы, на пресс-конференциях три института власти давали совершенно разные цифры, — говорит Сергей Мулюков. — У нас же обычно подобная статистика зависит от того, хочет ли глава района выслужиться и показать хорошую статистику. Мы предлагали считать на базе ветнадзора или Россельхознадзора, но от нас отмахивались.

— 19 лет не существует Башпчелоконторы, которая располагалась в Уфе, в доме по улице Гоголя, 34. Учреждение занималось заготовкой и реализацией продукции пчеловодства, аналитической и информационной работой, помогало пчелохозяйствам. Семь лет нет Башкирской опытной станции пчеловодства с центром в поселке Улу-Теляк Иглинского района РБ.

Передовая некогда научно-производственная структура ушла в небытие тихо и незаметно, тем временем осталось два года до проведения в Уфе Международного конгресса пчеловодов Апимондия, — констатирует безрадостные факты Ильшат Имангулов.

Между тем, при хорошей погоде и благоприятном отношении властей в начале сезона, как говорят специалисты, можно повысить поголовье пчел в 18 раз. Что касается поддержки властей, то не так давно в Башкирии была принята комплексная программа развития пчеловодства в республике, рассчитанная до 2030 года. Общая сумма запланированных затрат 1,1 млрд рублей, и первые 66,4 млн рублей из бюджета республики уже предусмотрены в трехлетнем бюджете 2019–2021 годов. Но программа эта, кажется, оптимизма не вызывает.

— Эту программу готовил тот самый центр пчеловодства и апитерапии, который фактически провалил две предыдущие программы. Как можно было доверить разработку столь важного документа людям, которые расписались в своем бессилии? — горячится Сергей Мулюков и понадеялся, что после сентябрьских выборов будет налажена нормальная работа, в том числе и в пчеловодстве.

Впрочем, помимо слабой законодательной базы, погоды и химикатов, развитие пчеловодства явно осложняет разобщенность пчеловодов. Каждый из них продолжает работать сам по себе, нередко звучат взаимные претензии в карьеризме.

Особенно явно это проявилось после того, как Башкирия получила право на проведение конгресса «Апимондия», источники Медиакорсети в тогдашнем оргкомитете этого форума делились впечатлениями о том, какой потом компромат они получили из различных источников на многих игроков медового рынка.

Сейчас неприязнь у пчеловодов вызывает навязываемая им система массового чипирования пчел, в которой многие видят все признаки финансовой аферы.

Аргумент о том, что общие проблемы было бы легче решать сообща, откинув взаимные претензии, пока их своенравные индивидуальности не воспринимают.

Такое обилие разнокалиберной негативной информации наталкивает на мысль, что бренд «Башкирский мёд» пребывает не в самом стабильном положении.

— А что, есть такой бренд? Нет, раньше, при Союзе, он был. А сейчас остались только разговоры, — считает Владимир Щеголев. — Вы просто не знаете ситуацию изнутри. А «Апимондия» что? Придёт, пройдёт, и уйдёт.

— Я ещё в прошлом году в минсельхозе одному начальнику вопрос задавал, что простому пчеловоду даст «Апимондия». Был получен честный ответ: ничего, — говорит Ильшат Имангулов.

Медиакорсеть готова продолжить обсуждение этой темы и следит за развитием событий.


Источник

Медовый спас: судьба башкирского мёда зависит от стандартов и единства пчеловодов

Прокомментировать

    Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.

    /* ]]> */