UfaToDay
Главная » Общество » Мнение: Аэропорт не может носить имя виновного в авиакатастрофе

Мнение: Аэропорт не может носить имя виновного в авиакатастрофе

Экспертный совет Общественной палаты РФ определил финалистов проекта «Великие имена России». Аэропорт Уфы будет носить имя одного из трёх знаменитых представителей Башкортостана: летчика, дважды героя Советского Союза Мусы Гареева, поэта и писателя Мустая Карима или национального героя и поэта-сказителя Салавата Юлаева. По предварительным данным, в голосовании лидирует Муса Гареев, что и неудивительно – он имеет самое непосредственное отношение к авиации. На первый взгляд, лучше имени для аэропорта не придумать, но, как раз с точки зрения вклада в развитие авиации, биография Мусы Гареева не столь безоблачна и безупречна как его военные подвиги.

Муса Гареев – известный советский летчик, уроженец Башкирии, татарин по национальности. Закончил войну майором в 23 года, остался в авиации. Его послевоенная карьера развивалась стабильно, но закончилась неожиданной отставкой в 1964 году. Гарееву было всего 42 года. И не просто отставкой, а по сути – ссылкой на малую родину. Из элитной дивизии авиации особого назначения, где Гареев служил заместителем командира, в региональное подразделение ДОСААФ.

Однако среди историков авиации известны подробности отставки Гареева – по итогам расследования авиакатастрофы 19 октября 1964 года. Тогда произошло крушение самолёта Ил-18 советских ВВС при заходе на посадку в аэропорту Белграда (Югославия).

Кто убил маршала Бирюзова?

Когда до Белграда оставалось несколько сотен метров, “Ил-18” врезался в гору Авала. Погибли все, кто находился на борту самолета. От столкновения произошел взрыв, что не оставило экипажу и пассажирам ни одного шанса на выживание.

В результате трагического инцидента погибла именитая советская военная делегация, летевшая на празднование 20-летия освобождения Белграда от немецких оккупантов. Делегацию возглавлял начальник Генерального штаба Вооружённых Сил СССР — первый заместитель министра обороны, маршал Советского Союза Сергей Бирюзов.

Связь между служебной деятельностью Гареева и авиакатастрофой под Белградом для людей далеких от истории авиации не прослеживается. Во всех открытых источниках подробно освещается боевой путь Мусы Гареева, однако о его послевоенной службе сообщается крайне скупо.

Общеизвестно, что 1951 году Муса Гареев окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе, в 1959 году — Военную академию Генерального штаба Вооружённых Сил СССР. Уже через четыре года, в 1964 году в звании полковника он был уволен в запас. Вот и вся послевоенная карьера героя войны, как под копирку отраженная в энциклопедиях и СМИ. Чем конкретно занимался выпускник престижных военных учебных заведений все годы службы из этой биографии неясно.

Это связано и со спецификой части, в которой служил Гареев и, возможно, с итогами расследования авиакатастрофы, в которой погибла советская военная делегация.

Дело в том, что Муса Гареев с 1952 г. служил во 2-й АДОН (Авиационной дивизии особого назначения), где прошел должности от командира эскадрильи до заместителя командира дивизии по летной подготовке.

2-я АДОН занималась «специальными авиаперевозками», то есть это был глубоко засекреченный авиатранспортный спецназ, замаскированный под обычную военную и гражданскую авиацию. К примеру, поступившие во 2-ю АДОН после 1957 г. Ан-10 и Ил-18 были в стандартной «аэрофлотовской» окраске, но опять-таки без надписи «Аэрофлот» и эмблемы компании. Появившиеся после 1960 г. Ан-12 были или в окраске ВВС, или – при «дальних рейсах» — на них рисовали гражданские номера и флажки поверх звезд. Экипажи самолетов, летавших в «капстраны» переодевали в гражданские костюмы.

Соответственно миссии у 2-й АДОН были деликатные: от секретных поставок нашим союзникам по всему миру до обеспечения ядерных испытаний на Новой Земле и перевозке статусных делегаций.

Именно пилоты экипажа дивизии осуществляли тот самый полет в Белград.

Сам Гареев придерживался версии, что Ил-18 маршала Бирюзова югославы сознательно навели на гору, писал журнал «Мир авиации». Гареев участвовал в прослушивании и анализе записей радиопереговоров между экипажем и землей. Только доказать свою точку зрения в ходе тщательного расследования Гарееву не удалось, и он был отправлен в отставку.

В качестве причины аварии была названа ошибка экипажа, за подготовку которого как раз и отвечал Гареев. Однако, по рассказам современников близких к истории катастрофы, был некачественно подготовлен сам самолет, вылет которого и допустил Муса Гареев, руководивший координацией наземных служб. Он же контролировал полет и, по рассказам очевидцев, отдал неверный приказ экипажу. В ходе расследования, была доказана его вина.

«Расследование, конечно, было секретным, и не было даже объявлено точно количество погибших. Официально сообщили только о гибели семи членов делегации во главе с маршалом Сергеем Бирюзовым. Материалы расследования до сих пор остаются под грифом «Секретно»», – рассказывал один из современников Гареева. В открытом доступе можно найти немного подробностей. Из них следует, что самолет врезался в гору Авала в 180 метрах от вершины, потому что находился слишком низко, шел ниже глиссады, и в стороне от установленной схемы захода. То, что рейс несколько раз задерживали подтверждает версию неполадок с самолетом, учитывая статусность рейса, опыт пилотов и хорошую погоду.

С учетом боевых заслуг Мусы Гареева – дважды героя Советского Союза – причиной его отставки по итогам расследования было выбрано состояние здоровья. Эксперты сходятся во мнении, что уход из авиации 42-летнего полковника по состоянию здоровья выглядит, по меньшей мере, странно. Гареев не просто служил офицером элитного подразделения ВВС, он лично пилотировал самолеты, например, был командиром воздушного каравана в Индонезию, много и подолгу летал на Крайний Север, совершал полеты в Афганистан и Африку. Для таких перелетов нужно отменное здоровье. К тому же опытному летчику, недавнему выпускнику академии Генштаба всегда найдется место на штабной работе в ВВС.

На это у ветеранов авиации, людей, служивших в ту эпоху, ответ один – дважды героя отправили, по сути, в «почетную ссылку», с такими людьми на пике карьеры просто «по состоянию здоровья» не расстаются.

Даже в наши дни катастрофа с гибелью маршала – остается болезненным эпизодом в истории отечественной авиации.

Муса Гареев в 1965 году вернулся на малую родину, чтобы возглавить Башкирский комитет ДОСААФ. Для летчиков, экспертов, людей близких к авиации неудачный конец динамичной карьеры Гареева никогда не был секретом. В этих кругах отдают должное его героизму во время войны, но и о трагедии под Белградом, послужившей истинной причиной отставки заместителя командира 2-й АДОН по летной подготовке, не забывают. Идея присвоить имя Мусы Гареева аэропорту вызывает у них недоумение. Имя бесспорно выдающееся, но мало подходящее для названия воздушной гавани, главным принципом работы которой всегда была и остается безопасность полетов. Эксперты в сфере авиации отмечают, что у летчиков есть поверье – «человека, по вине которого разбился самолет, к авиации близко больше не допускают».


Источник Mkset

Мнение: Аэропорт не может носить имя виновного в авиакатастрофе

    Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.