UfaToDay
Главная » Общество » Повторение пройденного: в Уфе в школе показали, как нельзя обучать башкирскому языку

Повторение пройденного: в Уфе в школе показали, как нельзя обучать башкирскому языку

В редакцию Медиакорсети обратились родители учеников уфимской школы № 69, которые заявили, что представители администрации школы «всеми правдами и неправдами» оказывают давление на родителей и уговаривают их написать заявления об обучении их детей башкирскому языку в рамках учебного плана. Это означает, что при условии сбора максимального числа таких заявлений от родителей учащихся данный предмет будет внесен в расписание уроков и изучаться в школе в обязательном порядке. Однако родители с такой постановкой вопроса не согласились.

«Между молотом и наковальней»

— На заседании управляющего совета школы, в котором принимали участие администрация и родительский актив, вопрос с изучением государственного башкирского языка буквально был поставлен ребром. По реакции многих присутствующих было понятно, что мы не хотим добавления таких предметов как «башкирский язык» и «культура и литература Башкирии» (КЛБ) в учебный план. У нас есть право выбора, мы еще в мае написали заявления, что не хотим изучать эти предметы. Согласны только на факультативные занятия. Однако нам их упорно навязывают именно в рамках общего учебного плана. Причем не только родителям детей из начальных классов, но и в старших (5-9) классах то же самое. Я прекрасно понимаю родителей, которым нужно готовить детей к сдаче экзаменов. Конечно, они лучше выберут алгебру и иностранный язык, — рассказала мама третьеклассника Гузель Еникеева.

Здесь стоит сделать небольшой экскурс в историю данного конфликта и напомнить читателям, что мы о подобных проблемах в школе № 69 рассказываем не впервые. К сожалению, данный вопрос уже вышел за пределы не только школы, но и региона.

В частности, минувшей весной во время приезда в Башкирию делегации Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте России учительница 69-й школы пришла на личный прием к одному из членов СПЧ и рассказала о конфликтной ситуации, возникшей вокруг изучения башкирского языка.

Представитель СПЧ под впечатлением от беседы с учительницей попросил главу минобра Айбулата Хажина устроить визит в проблемную школу, чтобы пообщаться живьем с участниками спора. Судя по всему, прежний директор школы Эльмир Мазитов в ходе встречи с высокими гостями оказался явно не на высоте, потому что по итогам общения ему предложили искать другую работу, позволив, впрочем, остаться директором до конца учебного года. Мы писали об этой истории подробно.

Каково же было наше удивление, когда выяснилось, что и после увольнения Эльмира Мазитова инцидент с башкирским языком далеко не исчерпан. 69-я школа бурлит как прежде!

По словам Гузель Еникеевой, когда во время заседания управляющего совета школы она спросила, что будет, если большинство классов проголосуют за изучение башкирского языка и КЛБ во внеурочное время, нынешний директор школы Искандер Эрнстович Сираев прямо так при всех и ответил, что не позволит этого и что предмет «государственный башкирский язык» нужно изучать в рамках учебного плана.

— Он ответил, что ему по шапке сверху получать неохота. Мы даже растерялись вначале от такой откровенности и переспросили, правильно ли мы его поняли. А он добавил, что находится «между молотом и наковальней». Некоторые родители вели аудиозапись собрания, так что это легко уточнить, — пояснила Гузель.

— Я тоже была крайне удивлена позицией администрации школы по этому вопросу. Не понимаю, почему этот предмет является для них настолько важным и даже принципиальным. Очень похоже, что на педагогов и директора действительно оказывается давление «сверху», — сообщила мама семиклассника Людмила Абрамова.

Родители оказались не робкого десятка и решили не сдаваться.

— Я позвонила в службу по контролю в сфере образования и рассказала о нашей ситуации. В ответ их юристы мне разъяснили, что даже на сайте нашей школы (как, впрочем, и всех остальных) есть разъяснения по данному вопросу. Там четко сказано, что родители имеют право в рамках образовательной программы делать свой выбор предметов, которые будут изучать их дети, помимо обязательных, разумеется. И изучения башкирского языка это тоже касается, — пояснила еще одна мама семиклассника Юлия Бреева. — Попросили передать эту информацию нашим завучам и учителям. На вчерашнем родительском собрании этот вопрос мы обсуждали уже без всяких стрессов и решили, что будем изучать башкирский язык на факультативной основе.

По словам Юлии, в службе по контролю в сфере образования крайне удивились ее звонку, поскольку буквально весной в школе № 69 была прокурорская проверка по жалобам родителей, касавшимся принудительного изучения башкирского языка. После нее можно было предположить, что проблема должна решиться. Как выяснилось, это не так.

— Сотрудники этой службы спросили, а почему завучи в таком случае не звонят им, если у них возникли вопросы с составлением учебного плана. Они же готовы все разъяснить, — добавила Юлия Бреева.

Мы попытались задать данный вопрос одному из завучей Нире Юльметовой, но она отказалась отвечать, сославшись на то, что давать комментарии СМИ уполномочен только директор школы. Получить оперативный комментарий у Искандера Сираева тоже не удалось. Возможно, он пришлет свое мнение позже.

На пресс-конференции в администрации Уфы, прошедшей 26 августа, мы попросили прокомментировать данную ситуацию представителей мэрии.

— На протяжении последнего полугода в этой школе мы очень часто вынуждены были гасить конфликты, общались и с педагогами, и с родителями, и с руководителями учебного заведения. В этой школе уже не в первый раз директор меняется, и даже не во второй. Конфликт там зарождается из среды учительского сообщества,

— считает вице-мэр Алина Сулейманова.

— Мы тщательно следим за тем, чтобы права детей не нарушались, и нагнетать обстановку вокруг этого вопроса не стоит, — отметила начальник столичного Управления образования Елена Хаффазова.

Кто же нагнетает обстановку?

Уточним сразу, если Елена Робертовна Хаффазова под «нагнетателями обстановки» имела в виду нас, журналистов, то мы тут, скорее сработали в качестве «громоотвода». Потому что после того, как мы начали рассылать вопросы и запросы по данной ситуации в различные инстанции, ситуация в 69-й школе стала меняться к лучшему.

Жалобы от родителей этого учебного заведения к нам поступать перестали. Напротив, они сообщили, что классные руководители на родительских собраниях четко проговорили, что никого и ни к чему не принуждают, родители вправе сами решить, изучать их чадам башкирский язык и другие дополнительные предметы или нет.

— В итоге из предложенных учебных дисциплин мы выбрали в качестве дополнительных предметов алгебру и английский язык, а из внеклассных занятий — Юнармию. Башкирский язык был предложен для выбора в обоих случаях и как государственный башкирский, и как родной язык, но мы решили, что для наших детей будут полезнее другие предметы, — рассказала Юлия Бреева.

Однако почивать на лаврах рано. К сожалению, похожие сигналы о «добровольно-принудительном» изучении башкирского языка поступают в нашу редакцию и из других учебных заведений как Уфы, так и Стерлитамака, Нефтекамска, Ишимбая.

— Вернулась я с собрания вчера. Нас целый час уговаривали переписать заявления. Написать на изучение ГБЯ (государственного башкирского языка — ред.). Говорили и о том, как хорошо знать языки, и что он будет очень нужен, и что на них давят, и просили войти в положение, и домашку задавать не будут, и оценки будут хорошие, и даже сказали, что другие классы согласились на ГБЯ, и нужно им 99% изучения ГБЯ в школе.

Но в конце своего выступления сказали, что всё это добровольно. Мы выдержали и сказали «нет». Напомнили про закон, что закон РФ выше закона РБ, — такое сообщение, например, поступило от родителей из уфимской гимназии № 111.

Похоже, все-таки пока рано говорить, что в целом с этим вопросом у нас порядок и всё под контролем.

Больше всего заинтересовал тот факт, что в качестве одного из аргументов представители разных учебных заведений приводят «давление», которое они якобы испытывают «сверху».

— Сначала уговаривали писать заявления на изучение ГБЯ и сказали, что без него аттестат за 9-й класс будет недействителен. Когда родители сказали, что это бред, появился другой аргумент: нужно обеспечить учебными часами учителей башкирского языка. Но почему это нужно делать за счет знаний наших детей по другим предметам? Родители снова возмутились. И тогда уже прозвучал заключительный аргумент: «На нас давят сверху», — рассказала мама третьеклассника школы № 69 Гузель Еникеева.

Интересно, что же думают по этому поводу чиновники?

— Никакого давления по данному вопросу на директоров школ и педагогов с нашей стороны не оказывается. В целом я могу сказать по ситуации в Уфе, что обучение ведется у нас на трех языках: русский, башкирский, татарский. В восьми образовательных учреждениях идет обучение на русском и башкирском, в двух — на русском и татарском, — сообщила начальник столичного Управления образования Елена Хаффазова. — Родные языки изучаются в разрезе ступеней: с первого по четвертый классы, с пятого по девятый, и в 10-м и 11-м классах. Родители в начале каждой ступени пишут заявления о выборе данного предмета. Подчеркиваю: речь идет о родном языке, а не о государственном башкирском. Есть также интерактивный модуль по изучению башкирского языка в рамках проекта «Взлетай» для старшеклассников, это может пригодиться тем, кому знание языка понадобится потом на госслужбе.

Отверг подозрения в давлении на директоров и педагогов и ио министра образования РБ Айбулат Хажин.

— От нас точно не было таких установок. К проекту «Взлетай» эта ситуация также не имеет отношения, — сообщил он корреспонденту Медиакорсети. — Вероятнее всего, это перегибы на местах, остаточные явления от предыдущего опыта. Я переговорю по этим школам и уточню ситуацию.

Бюрократия и башкирский язык

На этом можно было бы и закончить разговор, если бы не одно «но». Запомнился комментарий еще одной родительницы из 69-й школы.

— Вы знаете, я считаю, что педагоги отчасти сами виноваты в создавшейся ситуации, когда дети не хотят изучать башкирский язык. У нас в прошлом году обучение по этому предмету в основном сводилось к зубрежке слов и переводу текстов. Причем перевод задавали на дом, и мы переводили тексты с гугл-переводчиком или просили помочь соседку-башкирку, — рассказала мама семиклассника Людмила Абрамова.

По ее словам, у сына отпало последнее желание изучать данный предмет после того, как ему снизили оценку за плохое произношение.

— Нам это показалось очень обидным. Мы накануне добросовестно выучили текст и были уверены, что сможем заработать отличную оценку. И вот как получилось, — вспоминает Людмила. — Нельзя так. А потом удивляются, почему дети не хотят учить этот предмет. Да потому что сами педагоги его преподают «для галочки», без души и таким отношением отталкивают детей. Я уверена, если бы уроки проходили в интересной игровой форме, ребята сами стремились бы на них попасть, чтобы пообщаться с любимым учителем и узнать новое. И мы, родители, не были бы тоже против такого обучения.

Напомним,что и на августовском педсовете недавно, и на Всемирном Курултае башкир этот вопрос также поднимался. И профессиональные конкурсы среди учителей башкирского языка проводятся, в том числе, и с этой целью — распространять передовой опыт преподавания башкирского языка детям.

…Впрочем, у этой проблемы есть и еще одна довольно интересная сторона.

— Во время заседания управляющего совета школы, слушая директора, я поймала себя на мысли, что обычно так ведут себя прожжённые чиновники, которым нужно обязательно отчитаться о выполнении поставленной задачи, — отметила Гузель Еникеева, сама не представляя, насколько она попала, что называется, «не в бровь, а в глаз».

Дело в том, что нынешний директор школы № 69 Искандер Сираев, назначенный на данную должность пару месяцев назад, в недавнем прошлом являлся заместителем главы администрации Уфы по кадрам. Предыдущим местом его работы было директорство в уфимском многопрофильном колледже. Оттуда Искандер Эрнстович уволился вскоре после того, как умерла от туберкулеза одна из студенток. Связаны ли эти два события, не беремся судить. Ясно одно: директорскому креслу в школе № 69, которая в среде чиновников пользуется репутацией едва ли не «Парижской коммуны» из-за регулярных конфликтов между администрацией, педагогами и родителями, не суждено пока стать для Искандера Эрнстовича теплым и комфортным.

Судя по всему, он не смог избавиться от прежних своих приемов работы и в школе пытается решать дела, как в коридорах власти, непременно добиваясь нужного ему решения от «подчиненных», которыми в данном случае оказались родители, дети и педагоги. Свежий конфликт вокруг башкирского языка это вполне наглядно подтвердил.

Но это только наше мнение. В мэрии Уфы отмели всякие сомнения в том, что чиновники не совсем уместны в роли директора школы при отсутствии высшего педагогического образования и пятилетнего опыта преподавания (это, кстати, прописано в законе)

— Коллеги, директор колледжа — это чиновник? Неужели, если я из мэрии вернусь в журналистику, вы будете мне припоминать, что я была чиновницей?

— искренне изумилась вице-мэр Алина Сулейманова. — Сираев соответствует всем требованиям, он прошел аттестацию, у него все есть. Любое назначение на должность директора происходит непросто, идет согласование на всех уровнях. Мы со своей стороны очень требовательны. И даже с учетом недостатка директорского корпуса назначаем директорами школ достойных людей.

Мы готовы поверить Алине Наильевне на слово. Вот только как объяснить тот факт, что прежний директор 69-й школы Эльмир Мазитов, уволенный почти с участием эксперта СПЧ, был почти сразу после этого назначен директором уфимской школы № 99, расположенной неподалеку от школы № 69?

Пожалуй, это можно объяснить разве что дефицитом кадром в директорском корпусе, да и то с натяжкой.

Медиакорсеть следит за развитием событий.


Источник

Повторение пройденного: в Уфе в школе показали, как нельзя обучать башкирскому языку

Прокомментировать

    Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.

    /* ]]> */